nowhere to run

Neu-дачники против key-клопа

cyclop2

мы — neu-дачники,
на нашей новой даче
вдруг завелись клопы.
что с ними делать? как их убедить,
покинуть наше скромное жилище?
к кому за помощью пойти?
кого призвать к ответу?
три дня ломали голову.

вчера ж, расставив сети и капканы,
поймали одного key-клопа.
по виду было сразу же понятно,
что он из главных, типа, бригадир.
его мы допросили,
мол, когда же
оставят нас в покое
и удалятся в свои земли,
туда, откудова пришли.

и тут внезапно стал он страшен,
покрыт буграми мыщц и ростом с каланчу,
и борода его трепещет аки пакля,
и страшные слова доносит ветер:
вы — неудачники!
а я — божественный кикплоп!
и бил он нас наотмашь в лоб,
а мы, неопытные дачники,
рядком сходили в гроб.
nowhere to run

Две вариации для Клуба юного алхимика

zoro

1.

повстречались как-то раз
в тихий предрассветный час
на одной из спящих улиц
в глубине одной из улиц
точно средний и мизинец —
зорро и ариец.

ярче тысячи огней,
полыхнуло пламя,
уничтожив пену дней,
огненное пламя.

дальше шёл уже один
новой жизни властелин.
он не зорро, не ариец,
не австриец, наконец,
он благой зороастриец,
тут и сказочке конец.

2.

если взять пинцетом зорро
и добавить его в колбу,
где слова слова сшибают,
где слова слова взрывают,
а потом туда добавить
благолепного австрийца,
хорошенько помешать,
дать немного постоять,
то на выходе из колбы
встретим мы уже не зорро
и тем паче не австрийца —
будет явлен в небесах
и отмерен на весах
благородный олимпиец,
всеблагой зороастриец.
nowhere to run

(no subject)

ukleika02

у сомика домик,
у миноги менора,
у ряпушки подушки,
у осетра икра.

у пеляди челядь,
у леща с вертушки в щща,
у пескарика вискарик,
у вьюна жена юна.

у плотвички спички,
у подуста бочка дуста,
у чебачека собачка,
у чехони чайхана.

у всякой рыбки что-то есть;
и лишь у маленькой уклейки,
ни укулеле нет, ни лейки.
nowhere to run

(no subject)

расширенная версия.

оковы тяжкие падут
и все на наш редут
однако же бреду
почти без страха
и ярче розовой рубахи
те звезды, что во тьме горят
nowhere to run

Номер три

10616122_847943068570790_5710411177480714060_n

НОМЕР ТРИ

Пассажиры рейха номер три
Провели в аэропорту тегель
Почти семьдесят лет
У кого-то артрит
У кого-то гастрит
У кого-то недействителен билет
Кого-то мучает ночное апноэ
А кого-то — воспоминания
Все мечтают улететь завтрашним рейсом
На мальдивы канары или в буэнос-айрес
Но рейс все время откладывается
Год проходит за годом
В зале где их содержат
Их становится меньше и меньше
Когда я был там два года назад
С трудом разглядел
За мутным стеклом
Несколько старых выцветших лиц
Я закурил
Хотя давно уже не курю
Я ждал своего рейса
И тут сделали объявление
Пассажиры рейха номер три
Просьба пройти на посадку
Дверь распахнулась
Таких счастливых радостных лиц
Я раньше не видел
Они почти что бегут
Откуда только взялись силы
Кто-то машет рукою им вслед
Кто-то кричит guten urlaub
Они улетают куда-то
Возможно в страну
Которой давно нет на карте
Они улетают
На старом одномоторном
«Фокке-вульфе»
Долгий набор высоты
Трепетание крыльев
Блики солнца на фюзеляже
Исчезновение в туче
Остаётся лишь тень
Но вот и она
Исчезает
nowhere to run

Зашквар

ЗАШКВАР

— брат, слушай, есть позвонить?
— ага.
— а то я свой айфон в асфальт втоптал.
— ?
— до сих пор трясёт.
— ??
— как прочёл, что он с мужиками спит.
— а.
— сначала подумал, что можно руки мыть после каждого контакта. но, блин, это ж сколько мыла нужно.
— м-да.
— американцы пидры. то такие санкции, то сякие.
— гигиенические.
— а?
— санкции. гигиенические.
— а. ну да. а ты со своим чё сделаешь?
— у меня самсунг.
— а, ну повезло, повезло.