Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

nowhere to run

Всё-таки Малежик?

Когда-то я сделал запись про сумашедшую тётку с куклой.

    ...Она громко смеётся, такими короткими залпами.

    Потом показывает куклу в окошко. Гляди, Тамар Сергеевна, вишь, как она смотрит. У-у, – целует. – Умные мои глазки, у-у-умные. А мне её в метро дали! А Катерина Павловна говорит, подари ты её кому-нибудь и будет у тебя вон та – одна. А я не, я с двумя управлюсь!

    Ха-ха-ха, смеётся.

    Тамар Сергеевна, мне все говорят – как ребёнок у вас на малежика похож!

    Ого, я думаю, на Малежика похож! Потом понимаю, что видимо ослышался, наверное, всё же на Олежека. Который "олежек" есть, видимо, второй её пластмассовый сын. Хотя... Я смотрю на тётку, на её бесформенную чёрную спину, на толстые икры, торчащие из-под малиновой юбки, на ухоженную куклу у неё на плече... Нет, тут пожалуй вполне себе малежик. Тут малежик "в самый раз"...
Стал искать эту запись, прочитав в ленте сашину.

    А когда я сегодня выходил с работы, предварительно выпив На Посошок, передо мной - слева направо - прошел человек с голым пластмассовым младенцем на руках. И я пошел смотреть "Заложник". Как-то так, по ассоциации.
Попутно сети зацепили такую вот запись.

    Сегодня на станции метро Сокол мною была замечена женщина с куклой Карлсона в руках, по её словам со Славочкой Малежичком. Кто живет на войковской, соколе и в окрестностях наверняка знают о ком речь, и не раз её видели. :) Крутая тетка! Расчесывает его, разговаривает с ним, но это надо видеть! Когда в институте учился, частенько её встречал, как раз тогда она нам и поведала, что это никто иной, как Вячеслав Малежик, и она с ним в магазин едет. Ух!
Выходит - это Малежик и был. А не "Олежек".
Между прочим выяснилось.
nowhere to run

Кукла Малежик

КУКЛА МАЛЕЖИК

В Театре Эстрады вчера заседали – судя по автобусу с телевидением и вышколенным охранникам в сверкающих вечерних нарядах у входа – товарищи любимые политики.

Охранники все как гражданин Швеции Дольф Лундгрен – стоят аршин проглотимши, с завитками проводов ушах, в позах убийства людей. Я в капюшоне мимо них прошёл, к кассе, там два окошка было.

У второго стояла тётка и громко говорила и смеялась. Левой рукой она прижимала к себе ребёнка, одетого по-зимнему, шарф там, шапка, пальто.

Тётка была круглая, похожая на железнодорожную бабу, только одета была в обширную чёрную куртку. Когда она повернулась ко мне, я увидел две вещи: во-первых, лицо сумасшедшего человека с косоватыми глазками и неопределённой формы ртом, а во-вторых, то, что я принял за ребёнка, оказалось куклой. Лицо у куклы было смуглое и тоже немножко сумасшедшее.

Тётка прижимала к себе куклу и кричала в окошко. Тамар Сергеевна, а это по какому покажут? По третьему? А, ну. Слышь, Тамара Сергеевна, чего мне Екатерина Степановна сказала? Слышь, чего сказала? Надо же, говорит, как девочка у вас подросла! Как девочка у вас подросла!

Она громко смеётся, такими короткими залпами.

Потом показывает куклу в окошко. Гляди, Тамар Сергеевна, вишь, как она смотрит. У-у, – целует. – Умные мои глазки у-у-умные. А мне её в метро дали! А Катерина Павловна говорит, подари ты её кому-нибудь и будет у тебя вон та – одна. А я не, я с двумя управлюсь!

Ха-ха-ха, смеётся.

Тамар Сергеевна, мне все говорят – как ребёнок у вас на малежика похож!

Ого, я думаю, на Малежика похож! Потом понимаю, что видимо ослышался, наверное, всё же на Олежека. Который "олежек" есть, видимо, второй её пластмассовый сын. Хотя... Я смотрю на тётку, на её бесформенную чёрную спину, на толстые икры, торчащие из-под малиновой юбки, на ухоженную куклу у неё на плече... Нет, тут пожалуй вполне себе малежик. Тут малежик "в самый раз".

Продавщица билетов берёт телефонную трубку. Тётка надолго замолкает, и я выхожу на улицу. На улице ветер, на набережной шевелится кран – строят пешеходный мост к Храму Христа Спасителя, охранники стоят в тех же высеченных из камня позах, я прохожу мимо них в обратную сторону, и дальше, через Большой Каменный Мост, к метро, где наконец-то стало проветриваться прохладным зимним воздухом и можно не расстёгивать многослойные куртки.
nowhere to run

Дети лейтенанта Шмидта.

В этом году будет отмечаться десятилетие нашего выпуска.

Ленка нашла всех одногруппников, что немало. Кроме, правда, Дениса Синягина, который сгинул где-то в своем Мурманске.

Я стал считать. Сначала вспомнил человек 9, потом 12, потом добрался до 23-ёх, перекрыв Ленкин рекорд. Правда, двух девушек я вспомнил визуально, без имени и фамилии, но это так.

Встреча назначена приблизительно на середину марта - тогда мы получали дипломы.

Значит, скоро я увижу Сашу Сульманова.

Нас всегда путали, чем-то мы были с ним похожи. Саша имел прекрасный баритон, который проложил ему дорогу в МХТИ'шный хор, известный ничуть не меньше, чем любой хор из телевизора. Разве что в более узких кругах.

Однажды Саша подделал календарик под удостоверение. Календарик был посвящён какому-то там Дню прессы. В результате хитрых комбинаций в аккуратно заламинированном "удостоверении" значилось слово "Пресса" золотом, на обратной стороне были Сашины ФИО, фотография 4х4 и для особой убедительности - гербовая печать, в виде оттиска пятикопеечной монеты.

Саша использовал "удостоверение" исключительно в светских целях. Как-то он прошёл по нему на премьеру "Черной розы", на которую билетов, разумеется, не было. Саша выглядел очень представительным молодым человеком с документом; именно так и выглядели в воображении бабушек-контролеров настоящие акулы пера. Саша хмурил брови, делал озабоченный вид и, быстро взмахнув своим удостоверением прессы, представлялся неизгладимым для бабушек баритоном. Сражённые бабушки конечно не лезли вдаваться в детали. Важно кивнув в мою сторону, Саша говорил: "Этот со мной. Пропустите". И мы проходили.

Ещё Саша был знаменит тем, Collapse )
  • Current Music
    - А.Ливер - Песни забытых композиторов -
nowhere to run

Сказка про говно

В некотором царстве, некотором государстве родилось однажды говно.

Родитель его был человеком веселым, без затей: поев накануне горохового супа в местной харчевне, произвел он на свет крепкого малыша. Подтерся лопухом и пошел в город. Малыш говно остался лежать, предоставленный сам себе. Звуки жизни окружили его… Вот пролетела ворона, за ней белка, вот высунул из-за дерева любопытное рыло барсук. Хрустнула ветка, и ужасных размеров нога вознеслась над молодым говном...

- Малыш, - чей-то голос тихо позвал его, - пригнись, малыш!

Говно пригнулось, и нога не причинила ему вреда. Когда опасность миновала, говно смогло разглядеть говорящего с ним. Это был глубокий старик, потрескавшийся, почти черного цвета, уже и без запаха. Такое говно можно легко перепутать с камнем, а наступи на него - оно не сумеет завонять.

Перед малышом лежали говняные останки - жалкие, бессмысленные, но способные, однако, предупредить об опасности, помочь разумным советом.

- Малыш, - сказало старое говно, - посмотри на меня. Я прожил долгую жизнь, в которой было много плохих и хороших дел. Несколько раз я был на волосок от гибели: страшные мозолистые ступни крестьянина едва не втаптывали меня в гулкую осеннюю землю. Но мне удалось сохранить себя, дожить до тех дней, когда совет старого говна помог спасти жизнь молодой поросли. Думаю, мне недолго осталось портить здешний воздух, ха-ха!..

Старое говно рассмеялось скрипучим смехом, но тут же скривилось от боли - многочисленные раны напоминали о себе: вот здесь обмороженье (ах зимняя пора, очей очарованье!), вот след туфли, а вот и злые зубы копрофага.

- Фигня война, прорвемся! - бодро скандировал малыш говно, точно он сидел на трибуне стадиона.

- О, юность, ты так самонадеянна, - со вздохом изобразило старое говно подобие улыбки, - твои порывы столь чудесны, сколь и безрассудны. Но веришь ли, хочу тебе я рассказать историю, что издревле питает наше сердце, что вьется отголоском в пламени груди.

- Ну что ж, расположившись поудобней, охотно стану слушать я тебя.

- А было так: одной безглазой ночью, когда шумел латыш, и молнии хлестали, явилось мне виденье дивной красоты: зеленый бог, шипя и испаряясь, сказал мне фразу, жгучую, как соль. Над этой фразой думал дни и ночи, ломал извилины, но смысл не смог постичь я до сих пор. Она касалась жизни вечной, так сказал мне юный бог, зеленый и шипучий. И вот я умираю, и рад, что юный калос сможет оказаться настойчивей, умней меня.

Так говорило старое говно.

И младшее говно его спросило:

- Так что за фраза, как она звучала?

Живейший интерес в нем пробудил своим рассказом старое говно.

В глубокой тишине ответил хриплый голос старика:

- Звучала фраза так: "НЕ ДАЙ СЕБЕ ЗАСОХНУТЬ. СПРАЙТ". В ней букв - двадцать четыре, две точки и пробелов дважды два. Я думаю, что это истинное имя божества, но небеса пробить сей код мне не позволил. Здесь есть загадка. Вам, молодым, ее решать. А нам пора в Валгаллу.

И умерло говно, и меньше стало пахнуть.

СИЛА. История потенцию имеет повторяться. Малыш говно не отгадал загадку. И тоже умер, ссохшись в монумент. Но новое говно идет на смену. Оно сумеет разгадать загадку, верим мы. И уж тогда не даст себе засохнуть, и вечно станет жить, и расцветет навоз.
nowhere to run

Ненужное зачеркнуть

Были и мы молодыми, да. Благодаря прекрасному svetoffу, по непонятным нам причинам откопавшего в дебрях курбука и переложившего затем в хтмл сомнительную пиесу, ожили вдруг сержик, молодой ЛП, с. щ. и другие экzоты. На наш вкус, было бы нелишне текст подредактировать, например, авторские ремарки порезать, они жырны и местами глупо-пафосны. Удачные моменты однако тоже есть. Спасибо, Шур, энивэй.

    ГОЛОС (делая вид, что тронут): О да, дети. Кто их не любит. (сестре): Очки, пожалуйста.
    Lp (в очках): Милый экхартовский андропоцентризм доворачивает колесо постмодернизьма до победного конца: от классичного форрестгамского "пересекай-засыпай" через четыре года аскезы и похуизма - назад к слезоточивым (опять) и Хуманным (теперь выходит что) ценностям. Ценности, ау.
    ГОЛОС: Сестра, массаж, пожалуйста.
    (Сестра снимает с LP очки, протирает их мягкой тканью, аккуратно надевает обратно. Во время процедуры LP сидит спокойно, прикрыв глаза, в полном умиротворении)
    ГОЛОС: Прошу вас, продолжайте.
    LP: Теперь она звучит типа как "если мы одни во Вселенной, то слишком до хуя места пропадает зря". Короче, рекомен. всем, кто еще не:Простенько и мощненько.Типа In God We Trust, если есть, на чем прочитать. "он"-то есть, если _Ты_ к этому готов...
    ГОЛОС: Спасибо, достаточно. Итак дамы и господа...

(read, как говорится, more)
  • Current Mood
    amused amused